Logo with title 320 7929f01b485bd2f894ff30b51b4b46faf439a5e2394e381992bf2e6f42f50ccb

Дом и культура. Тезисы дискуссий

Москва

В марте 2017 года мы провели сразу две дискуссии на схожую тематику. «Дом и культура неразделимы: роль учреждений культуры в формировании соседских сообществ» в библиотеке Некрасова и «Культура участия: роль учреждений социального и культурного профиля в формировании соседских сообществ» на Московском культурном форуме 2017. Мы подготовили основные тезисы дискуссий с которыми вы можете ознакомиться в этом тексте.

Роман Рудой, координатор Соседского центра ГБУК «ММКЦ», куратор Школы добрососедских отношений

Работая с местными, соседскими сообществами, мы в своей профессиональной деятельности, исследовательской, проектной, культурно-досуговой, часто рассматриваем их как предмет этой деятельности, если вообще рассматриваем эту категорию. Изучаем, пытаемся выстроить взаимоотношения, способствовать формированию. В этой позиции всегда остается роль профессионала — эксперта, больше других знающего как и что устроено.

Но если мы говорим о реальных, каждодневных территориальных практиках, когда действительно обращаемся к локальному контексту, соответствующему сообществам, когда говорим о спальных районах, периферии, рекреационных зонах, нам не столько важна роль профессионала и сообщество как предмет. Нам нужен полноценный субъект деятельности.

Территории которые сосредотачивают иные функции, исторические, промышленные, туристические, бизнес и финансы, имеют иной характер взаимоотношений. И субъект там определен, поэтому мы можем видеть изменения среды. Не всегда мы можем однозначно к этим изменениям относиться, но тем не менее они есть.

А когда мы говорим про жилую зону? Кто является субъектом участия, изменений, управления там? Данным территориям нужен житель, способный отстаивать свои интересы и влиять на процессы средового развития.

Но вот парадокс. Для появления такого жителя необходимы условия, особая характеристика среды. Но для развития самой среды и культуры участия необходим подготовленный житель.

Дмитрий Заец, социолог, эксперт Школы добрососедских отношений

В прошлом году мы подготовили и провели курс »Развитие добрососедства» для сотрудников учреждений культуры, районных библиотек и культурных центров. Почему добрососедство и причем здесь учреждения культуры?

В своей работе мы исходили из того тезиса, что для жизни в городских районах характерен дефицит возможностей для человеческого развития и расцвета солидарности. Этот дефицит обусловлен тем, как организованы социальные структуры и институты. Муниципальные учреждения культуры ― один из таких социальных институтов и обращение к нему важно в силу того, что его прямая задача ― производство социального блага, обеспечение равного доступа к культурным услугам и культуре в целом.

Этот фундаментальный тезис предопределяет три задачи для культурной политики: 1)диагностика социальных причин существующего порядка; 2)реформирование актуальных или создание альтернативных структур; и 3)разработка теории трансформации, которая бы подсказала нам путь от настоящего к будущему состоянию. Наш курс задумывался как одна из возможных форм реализации второй задачи.

В качестве парадигмальной рамки мы выбрали теорию и практику менеджмента сообществ («community management»). Менеджмент соседских сообществ, осуществляемый учреждениями культуры, это специфическая вариация »прямой демократии» ― пользователи принимают персональное участие в управлении и работе учреждения посредствам соседских объединений. Для большинства эта схема кажется совершенно нерабочей в условиях сложных современных обществ. Наш курс можно рассмотреть как попытку что-то противопоставить этому общему мнению.

На занятиях мы стремились показать и доказать работоспособность модели учреждения культуры как ретранслятора и генератора культуры участия на локальном уровне. Согласно этой модели вместо схемы сверху-вниз, в работу культурных институций внедряется, как комплементарная, обратная ― эгалитарная схема. Но такая перевернутая схема может быть реализована только в том случае, если между институтом и пользователем установятся отношения доверия. Как этого добиться? Именно здесь появляется понятие «добрососедства».

Добрососедство понятое прежде всего как область обмена и общения, определенного территорией, в условиях большого города является »реальной утопией». Термин реальной утопии использовал американский социолог Эрик Райт, чтобы описать проекты, которые совмещают в себе утопическое видение для радикальных, эгалитарных изменений социальных институтов и вместе с тем, предлагают практичный дизайн, обеспечивающий нормальную работу институций.

Разговор о реальных утопиях требует разработки возможного, а не только осмысления актуального положения дел. Таким образом, работа менеджера сообществ состоит из двух базовых этапов: анализа настоящего и проектирования того, чего ещё нет.

Одна из наиболее продуктивных стратегий трансформации учреждения состоит в том, чтобы идентифицировать реальные социальные настройки, специфику среды, наличествующий социальный и культурный капитал территории, на которой учреждение осуществляет свою деятельность. Задача исследования помогает понять как работает учреждение и определить в каком направлении следует двигаться, чтобы помочь развитию индивидуальных и коллективных инициатив: осознать собственные ограничения, противоречия и незапланированные последствия, понять куда и как нужно двигаться.

Велико искушение преувеличить наши результаты. Но лишь треть участников провели пилотные мероприятия, встречи с читателями, у остальных не оказалось достаточных временных ресурсов на такую работу. Но вместе с тем, не стоит видеть в проделанной работе участников, исследовательской и проектировочной, только иллюзию, а настоящее положение дел — единственной реальностью. Отзывы участников и проекты выпускников 2015 года показывают, что деятельность Школы имеет отложенный эффект. Спустя некоторое время проекты видоизменяются и нередко оформляются во что-то совершенно новое. Это, во-первых, доказывает не столько практичный, сколько визионерский характер Школы, и, во-вторых, необходимость институциональной поддержки для работы подобного рода.

Р.Р.: Чем учреждение культуры, на твой взгляд, может быть полезно для сообщества жителей?

В теории районное учреждение культуры — это возможность для территоризация сообщества, места сборки, где возможна коммуникация и выработка общего мнения. Это ресурс для реализации коллективных проектов. Другое дело, что большая часть коммуникации и задействованных ресурсов идет на культурный досуг той или иной группы, а не скажем общественную повестку.

Анастасия и Николай Сурковы, кураторы Соседского центра Тимирязевского района

Роман Рудой: Вы попробовали запустить не просто досуговый центр, а пространство для совместной деятельности жителей. Расскажите об этом опыте.

У нас был опыт проведения соседских мероприятий в парке Дубки. Начиналось все с группы в фейсбуке «Жители Тимирязевского района». Там однажды, на объявление одной из жительниц о том, что она готова поделиться своим урожаем яблок, мы ответили предложением испечь пироги и собраться в парке на соседский обед. Нас поддержали другие участники группы, кто-то принес пироги, кто-то самовар, другие столы, был и местный кондитер, в целом собралась компания незнакомых людей, которой удалось хорошо провести время, пообщаться, обменяться контактами, а, главное - понять, что есть люди, заинтересованные в каких-то активностях. Было принято решение продолжить такие встречи.

В следующий раз это была Масленица. К которой мы готовились более серьезно. Искали бизнес, договорились с администрацией парка. Библиотека помогла с термопотами.

Мероприятия прошло успешно, но стало понятно, что неплохо бы собираться более регулярно и под крышей. Что мы все под небом и под небом. Начали искать площадку .Выбор пал на библиотеки, которых в районе несколько. Поэтому, чтобы определиться в какой из них собираться удобнее, провели опрос среди инициативной группы жителей в фейсбуке и среди читателей библиотек. Оказалось, что наиболее оптимальный вариант - библиотека №23 имени Горького. После чего обратились к руководству, которое было очень дружелюбно. В декабре провели первую встречу в стенах библиотеки. После этого оказалось, что у нас с руководством библиотеки несколько расходятся интересы. У них прямые и понятные задачи - увеличение книговыдачи и показатели проходимости. Конечно, мы заинтересованы в том, чтобы наша библиотека процветала, но у соседского центра все-таки несколько другие задачи. Работа соседского центра строится на принципах соучастия, мы не настаиваем на выборе тем и формата встреч, библиотекаре же пытаются использовать ситуацию себе на пользу через настойчивые предложения и объявления о других мероприятиях библиотеки. Что создает некоторое напряжение. Мы осознали проблему некоторой ангажированности и зависимости от площадки.

Несколько слов о форматах. После наших встреч в библиотеке действуют регулярные занятия йогой, работает детская барахолка, родители проводят встречи.

Хотелось бы пару слов сказать о будущем. Мы стремимся прийти к тому, чтобы соседский центр в библиотеке стал саморегулируемым. Что мы вкладываем в это понятие? Хотелось, чтобы у соседского центра были не только два модератора, но и другие активисты, которые выступали бы не только инициаторами проектов, но и и их кураторами. Хотя уже сейчас работают занятия по йоге, юридические консультации, но таких инициатив хочется видеть больше.

Р.Р.: На решение каких проблем жителей направлено существование Соседского центра?

Одна из целей - это создание базы знаний, которая важна для каждого жителя. Создать книгу соседских практик. Уже сейчас мы запустили пилотный проект — фейсбук-страницу »Соседские практики», которая посвящена примерам соседской кооперации, полезным советом бытового характера, например, сегодня появился текст о способах борьбы с реагентами. Необходимость такой информационной площадки доказывает тот факт, что проблемы с которыми сталкивается житель города нельзя строго разделить на районы, они — общие для всех.

Юлия Ейбогина, руководитель проекта «Культурные центры RDI»

Когда мы запускали это направление, как департамент в структуре застройщика, мы хотели чтобы наши проекты отражали ту комфортную для жизни локальность среды, которую можно наблюдать в европейских городах. Чтобы жители чувствовали причастность к своему месту жительства, знали соседей, кто чем занимается, к кому можно обратиться за профессиональной помощью или советом. Чтобы доверяли местному бизнесу. Знали — вот в этой пекарне особенно хорошо выходят именно вот эти булочки, и т.д. Это было нашей отправной точкой.

В работе с культурными центрами RDI мы руководствуемся очень простой логикой — когда люди живут в пространстве в котором они общаются, когда между ними доверие — образуется общность. Тогда им становится не все равно где и как они живут. Благодаря этому появляются на свет интересные проекты, которые вовлекают еще больше жителей. Жителей, которые хотят жить в этом месте, быть частью сообщества. Рождается личная и коллективная ответственность к тому месту, где живешь. А соответственно комфортная среда.

Эксперименты с культурными центрами мы начали с Ново-Молоково. Хотелось достичь европейской модели разнообразия среды, участия жителей. Мы оставляли первые этажи под нужды жителей. Так у нас начали появляться действительно локальные бизнесы. Сделанные жителями для жителей. Наши культурные центры также используют эти помещения. Сейчас физическое пространство под культурные центры выделено в трех наших жилых комплексах: Ново-Молоково, Южное Видное, Загородный квартал.

Это все разные по типу девелоперские проекты. Они рассчитаны на разную аудиторию, различаются по классам недвижимости и по интеграции в существующие инфраструктурные городские сети. Поэтому и культурные центры в каждом из жилых комплексов выполняют свою роль.

Если говорить про формат культурных центров в целом, то представьте себе стандартный дом культуры. Так вот, мы совсем не про это. На примере культурного центра в Ново-Молоково. У нас есть зоны для мастер-классов, для проверенных временем форматов кружков, студий и т.д. Есть пространство для коворкинга. Мы ориентируемся на новые тренды занятости, когда можно выполнять часть работы удаленно. Для этого мы открыли коворкинг. Удаленная работа сопровождается рядом особенностей. Когда работаешь из дома постоянно отвлекаешься на домашние заботы, семью, детей, вопросы по дому. Поэтому площадка КЦ предлагает пространство погружения в работу, абстрагирования и сосредоточения.

Есть отдельный зал для занятий спортом. Этим мы решаем проблему новых жилых комплексов — ограниченную инфраструктуру. Там не появляются специализированные фитнес центры, т.к. мало заселены. Поэтому, этот культурный центр также решает ряд инфраструктурных проблем самого жилого комплекса. И эти проблемы решают сами жители, организуя здесь совместные занятия спортом. Таким образом, они самостоятельно развивают среду для новых жителей.

Работу с сообществом жилого комплекса Ново-Молоково мы начали с фестиваля. Этим фестивалям мы заявили о культурном центре и о том, что сами жители могут принять непосредственное участие в его развитии. Фестиваль сопровождался форматом городского лагеря и художественной выставкой, организованной совместно с Третьяковской галереей. Изначально мы проводили 90% всех мероприятий культурного центра. Этим мы показали как может выглядеть культурный досуг, а дальше сказали — теперь включайтесь вы. Мы провели встречу с жителями, узнали чего они хотят и ждут, что бы хотели попробовать запустить лично. Кто что хочет и может. И дали дорогу всем инициативам.

Мы прошли три этапа: изучение запроса, эксперимент, пилотное открытие того-или иного направления, и полноценный запуск. На данный момент у нас нет проблем с графиком активностей центра. Те мероприятия, которые находят свою аудиторию продолжают жить. Те, которые не пользуются популярностью — отмирают сами собой. 80% всех мероприятий проводят сами жители. Наша задача здесь — выявление заинтересованных, тех же инструкторов по йоге, и предоставление условий для проведения занятий. В итоге, все остаются в плюсе. И инструктора, т.к. они могут на этом зарабатывать, и остальные жители, т.к. никогда нет дефицита культурных услуг, и мы, как площадка, т.к. не тратим свои ресурсы на мероприятия.

Наш культурный центр базируется на принципе не развлекать, а вовлекать. Вовлекать жителей в их собственную жизнь. Ориентация на запрос жителей и транслирование ценностей добрососедства. Потому что намного проще заложить какие-то принципы, по которым культурный, соседский, комьюнити центр живет, чем потом из навязывать. Определив про что мы хотим быть мы транслируем эти миссии тем жителям, кто открыт к тому, чтобы эту идентичность вобрать.

Это дает серьезные конкурентные преимущества. Это не просто красивое маркетинговое обещание, которое пишут на билбордах. Влияние культурного центра на среду возможно сложнее посчитать, но это влияние точно нельзя не почувствовать. Культурный центр формирует безопасную среду и доверительную атмосферу. Для жителей это выражается, например, в том, что они безбоязненно отпускают своих детей гулять по всей территории жилого комплекса. Дети бегают по улицам, забегают в культурный центр, они всегда находятся под присмотром. А для застройщика это доверие способствует росту продаж по рекомендациям.

Выгодно наличие такого культурного центра и местной администрации. Они не тратят столько своих ресурсов, как делали раньше, при подготовке типичных праздников — День города, Масленица и т.д. Но при этом получают мероприятия качественно другого уровня. При этом, мы обрабатываем запросы сообщества и позволяем администрации решить ряд ее инфраструктурных проблем. Так, недавно в помещение культурного центра переехала муниципальная библиотека, что оказалось выгодным как нам, так и муниципалитету.

В постсоветском пространстве уровень гражданского самосознания не позволяет говорить о повсеместной гражданской активности. Часто низовым инициативам нужно помогать, создавать для них условия. Нам приходится немного помогать доставать то лучшее, что жители в себе несут. И вот этот вот подход, не снизу вверх, а немного и аккуратно сверху вниз, чтобы рассказать что это не страшно, что это можно, что от этого только все выиграют — это тот подход, который выбрали мы.

Мария Паладий, директор ГБУК «ММКЦ»

Часто, работая на локальных городских территориях, мы наблюдаем нарушения в коммуникациях между различными субъектами этих территорий. Коммуникации могут нарушаться между жителями, сообществами, организациями в виде пересекающихся интересов и практик в отношении какого-либо объекта. Это приводит к конфликту интересов при совместном использовании определенных городских пространств. Пересечения интересов и практик, приложенных к одному объекту, рождают конфликтность ситуации. Зачастую для решения подобных ситуаций привлекаются профессионалы. Этими инструментами владеют определенные специалисты: конфликтологи, модераторы, эксперты-урбанисты, которых приглашают для конструктивного выхода из конфликтной ситуации.

Но работа профессионалов является ответом на запрос общественности, т.е. представляет собой точечное воздействие. И, как правило, профессионалы привлекаются при резонансных, громких конфликтах. Но спорные вопросы, конфликты интересов различных групп населения могут возникать по разным вопросам и на разных уровнях, вплоть до повседневного использования придомовой территории. Например, соседские пикники во дворе или «гудящая» под окнами молодежь. И в этом случае именно добрососедство является массовым механизмом гармонизации взаимоотношений на локальном уровне, механизмом развития горизонтальных социальных связей и формирования доверия между различными по интересам сообществами. Это и является ключом к пониманию темы, ставшей заглавной темой сегодняшней дискуссии, а именно: повседневная культура участия, культура развития добрососедских отношений в рамках локальных территорий.

Наличие тематики добрососедства в повестке рабочих графиков культурных центров необычайно актуально: практики добрососедства меняют характер взаимоотношений между учреждениями и посетителями, между администрацией центров и участниками культурно-массовых событий, повышают градус теплоты, дружелюбия, взаимопонимания, доброжелательности и лояльности в отношении друг к другу. Благодаря этому получатель культурных услуг уже не относится потребительски к культурному центру как к ивент-машине, а зачастую становится инициатором, соорганизатором и даже ведущим многих культурный событий.

Развитие принципов добрососедства позволяет культурным центрам создавать на территории разветвленные ресурсные базы, устойчивые к бюджетным рискам. В этом случае развитие отношений добрососедства основывается на экономике соучастия, включения местных сообществ в процесс создания и реализации социальных проектов. Это позволяет культурным центрам оптимизировать свои проектные процессы, динамичнее и эффективнее откликаться на культурный запрос, повышать его адресность и удовлетворенность качеством услуг. А ведь это и есть цель деятельности любого учреждения культуры.

С целью создания комфортной, безопасной среды проживания, снижения социальной напряженности за счет развития городской культуры и формирования культурных практик добрососедства в начале 2016 года в центре был открыт Соседский центр. Это площадка генерации социального капитала, социальных связей, место реализации различных культурных и творческих инициатив жителей района, зона соседской взаимопомощи и поддержки, возможность для обмена знаниями и опытом. Именно здесь формируются и популяризируются идеи добрососедства.

Как-то раз один из наших посетителей ошибся и назвал наш Соседский центр — контактным центром. И во многом он был прав. Это и есть контактный центр, в том плане, что он позволяет налаживать контакт: между жителями, между жителями и учреждением, между жителями и местом. Соседский центр — это вход в общественную жизнь района, который берет на себя функции информирования, развития творческих инициатив, обмена ресурсами, формулировки локальной повестки.


 

Ярославское шоссе 124, Москва, 129347

soobscha@gmail.com; + 7 (985) 231 33 37